Я — это то, что я о себе полагаю

девушка Когда ты говоришь «я» что ты обладаешь в виду? Кто такой ты, кто такой данный «я», давай постараемся разобраться.

Что у тебя есть возможность о себе сообщить? Остановись на секунду и подумай. Дай себе определения. Не нужно чересчур хитрить и выдумывать сложноподчинённые системы. Попытайся установить себя одним словом. «Я это …». Я — человек. Прекрасно, скажем прямо, очевидное заявление. Однако что оно даёт, о чём оно говорит тебе самому и окружающим? Что у тебя 2 руки и 2 ноги. Что ты нетребовательный. Что ты владеешь интеллектом. Прекрасно, однако не сильно очень много, тебе не представляется? 

Данную игру в определения себя можно продлить. Кто ты ещё? «Я — девушка/мужчина» — вот, добавилась ещё одна деталь. «Я — родитель», «Я — …». Такой перечень можно возобновлять. Попытайся. Сколько у тебя есть подобных определений для себя самого? 

Так вот, ты — это всё это, перечисленное выше. Любое из этих определений предполагает какие-то особые черты. Из этих них, зачастую, формируется твоё единственное и неподражаемое Я. Давай сейчас постараемся сделать очередной шаг. Взгляни на любое из этих «определений». Что оно несёт внутри себя? Какую конкретно информацию? К примеру, как я сообщал, «человек» — это, по меньшей мере, прямоходящее парнокопытное. Ещё и умное, как бы. Следовательно, выходит, что за каждым стилем стоит определённый комплект изображений, если ты говоришь о себе, то самоописаний. Любой из этих героев владеет некоторым комплектом свойств, и, что важно, ведёт себя определённым стилем. Рабочий действует, опекун растит детей, автолюбитель ведёт автомашину и тому подобное. 

… ты, в любом случае, отождествляешь себя с данными персонажами и живешь так, как они обязаны жить. Это — менее (но также и более), чем твои функции. И эти функции ты примериваешь на себя сам. Какие-то отбраковываешь, какие-то оставляешь себе. Ты пишешь будто бы иллюстрацию, на которой изображён ты сам. И данная внешняя иллюстрация помогает тебе оставаться самим собой. А особые штрихи — это вехи твоего формирования. 

Так вот, на картинке изображён ты. И дизайнер — также ты. И никто больше, отметь.

 Другими словами, разумеется, кто-то может до какой-то степени оказать влияние на тебя, и в твоей картинке что-нибудь поменяется, однако наносить либо не наносить свежие штрихи — решать лишь тебе и больше никому. В итоге, вся твоя жизнь — это процесс рисования картины. Что-нибудь уничтожить, что-нибудь пририсовать. Однако ластик и карандаш держит как раз твоя рука… 

Данная иллюстрация появляется, подчиняясь твоим желаниям, безотлагательным и заблаговременно продуманным. Время от времени бывает расположение духа — и ты вдруг накидываешь несколько особых черт. А время от времени ты длительное время взвешиваешь, стоить ли еще раз дотрагиваться к холсту и что как раз надо в нём поправить либо чего надо добавить. А то, что нарисовано, отметь, заменяет и тебя самого. Ты необычным стилем оказываешься сопряжен со своим произведением. Ты делаешься им. Те черты, которые вышли на портрете, делаются твоими свойствами… 

… теперь давай отвлечёмся от темы художества. Вернёмся к нашей игре, с которой мы начали, помнишь? Так вот, есть ряд ролей. Ты их берешь на себя, время от времени осмысленно, время от времени нет. И они делаются частью тебя. Понимая эти функции, у тебя есть возможность поведать о себе. 

Ты — это, в определённом резоне, комплект твоих же своих представлений о себе. 

Ты представляешь собственные возможности и ограничения, собственные плюсы и минусы, не так ли? И это описание — наиболее истинный ваш портрет. Кто знает тебя лучше, чем ты сам? Окружающие? Однако они же осуждают о тебе лишь по внутренним свойствам. Твоё действие — это лишь одна из сторон медали. Так как сам ты больше видишь, что ты делаешь и отчего. И чего не делаешь. 

Однако всё о себе понимать, пожалуй, нельзя. Либо, в любом случае, сложно. Ты так как можешь поведать лишь о том, что осознаёшь сам, правда так как? 
К примеру, если ты не отмечаешь за собой того, что ты довольно часто жадничаешь, ты даже себе самому не имеешь возможности сообщить «я жадина». А бывает, что человек знает, что он скряга и ведёт себя как следствие. Как следствие собственным представлениям о себе. Будто бы он лично — это то, что он о себе размышляет. И это касается, конечно, не только лишь минусов. Если ты, к примеру, не до конца осознаёшь собственные возможности, ты также не сумеешь о них поведать никому, даже себе самому. И дело здесь совершенно не в том, чтобы хвастать. Совершенно в другом. В том, чтобы понимать себя… 

… поскольку такое познание владеет особенной силой. Когда у тебя есть возможность осуждать о себе, в любом случае, ты в некоторой степени угождаешь под воздействие этих слов, этих суждений. Они могут помогать и мешать тебе, всё находится в зависимости от обстановки, от того, что в настоящее время происходит в твоей жизни. Чем больше у тебя ролей, чем больше средств для самоописания, тем богаче выбор того, что бы можешь сделать. 

Помнишь кота Матроскина, который «ещё и на машине прошивать умеет»? Такой кот так как очень дорогого стоит. И это его награда — что он обучился, изучил роль «хозяйственного». 

Такой комплект слов о себе, такое самоописание — некоторый образец. Образец себя самого. У одних он не менее гибок, у прочих не менее жесток. Однако, в любом случае, мы руководимся им в собственных действиях, огромных и небольших… 

Человек — создание ой, какое сложное и неопределенное. Разноречивое, мы бы заявили. Тотчас сложно предвидеть его действие. И своё свое. Вследствие этого мы создаём сами для себя изображения, в которых заложены наши характеристики и помогающие нам оставаться самими собой. По-другому чересчур трудно. «Я — молодой и здоровый, вследствие этого я уступлю в автобусе место нездоровому и старому». Это естественно и нужно для хоть какой-нибудь компании нашей жизни. Понимая иного, ты ждешь от него тех либо других операций в определённой обстановки. Понимая себя самого, у тебя есть возможность поступить в любом случае. Твои возможности зачастую устанавливаются твоим же самовосприятием.

Но, отметь, это самое самоописание будет неприятностью. Тебе надо сделать что-нибудь, что входит в противоречия с твоими внутренними мотивами о себе. «Я — деликатный и никогда в жизни не нагрублю другому». Это верная и, как бы, безвредная установка может так как сослужить и не добросердечную службу. Когда, к примеру, к тебе пристаёт не по делу очевидно неприятный тебе человек. И при этом он так навязчив, что на твои предупредительные увещевания не направляет никакого интереса. В такой обстановки, представляется, нужно выходить из себя. Достаточно четкое словосочетание, направь внимание. Выйди за границы себя. Будь чем-нибудь огромным, чем у тебя есть возможность себе представить.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *